Известная личность
Нет изображения

Кротов Николай Фёдорович 

Поделиться:

Вы знали этого человека?
Расскажите, пожалуйста, о нём.

Наш проект создан для того, чтобы люди могли хранить память о своих предках и делиться ею. Не стесняйтесь, напишите историю жизни, добавьте фотографии, возможно, когда-то наш проект станет книгой памяти для миллионов людей.

Российский и советский футболист и футбольный тренер, игравший на позиции защитника.

Родился в 1898 году в семье печника. Играть в футбол начал в дикой команде «Звёздочка», основанной Львом Крамаревским. В «Штурм» его привёл Григорий Клеванный. Однако капитан команды, Константин Воронин, отказал новичку со словами: «Такие игроки мне не нужны». Через несколько недель, Воронин сам пригласил в команду юного футболиста. «Штурму» срочно требовался левый хавбек.

Выступал за три команды Харькова: (1914—1915, 1920—1924), «Рабис» (1925—1926) и ХПЗ (1927—1933). Становился чемпионом СССР в 1924 году.

Заслуженный мастер спорта СССР, один из лучших футболистов СССР 20-х годов Николай Федорович Кротов родился в 1898 году в Харькове.

Двенадцатилетним мальчишкой начал Николай свою спортивную жизнь. Сын печника, он вместе с такими же рабочими парнишками гонял на пустыре тряпичный мяч. А потом в складчину купили настоящий футбольный и даже бутсы смастерили из старых ботинок. Одновременно с обучением футбольным премудростям, там, на пустырях рабочих окраин, признанный капитан «дикой» детской команды «Звёздочка» учился и сложному умению управлять людьми. По-видимому, это у него получалось неплохо, так как капитанские обязанности Николаю приходилось выполнять во всех командах, в которых выступал этот худощавый, подвижный и выносливый футболист.

А в 1911 году у них на Петинке (ныне ул. Плехановская) возникла взрослая «дикая» команда с названием, которое совсем не просто было понять: «Цап-царап». Говорили, что это специалисты-англичане, которые работали на заводе «Гельферих-Саде», так окрестили коллектив, капитаном которого был коренастый и быстрый Константин Воронин, высококлассный модельщик и прекрасный форвард команды ХПЗ. Окрестили потому, что рабочая команда почему-то всегда играла только остродефицитными английскими мячами. А у них, англичан, эти самые мячи иногда загадочно пропадали. В общем, чтобы не особенно популяризировать некоторые подробности рождения такого хитрого названия, «цапцараповцы» в 1912 году зарегистрировались среди команд 3-го разряда (класс «С») городской футбольной лиги уже под настоящим боевым названием «Штурм». И не знали они тогда, что открыли новую эру в истории харьковского футбола.

Коля Кротов давно мечтал попасть именно в эту команду, и в 14 лет он таки связал свою футбольную судьбу с ней. Правда, в дореволюционное время «Штурм» не успел завоевать свою высокую репутацию. Это случилось значительно позже, в 1921 — 1922 годах, когда вместе с Кротовым в состав старейшей команды Харькова вошли вчерашние красноармейцы: Иван Натаров, Николай Казаков, Иван Привалов, Яков Алфёров, Николай Капустин, Иван Колотухин и другие. Определённый опыт выступления в официальных турнирах имели только лишь Натаров и Колотухин.

«Штурм», как и все другие клубы того времени, не имел профессиональных тренеров, и само собой выходило, что руководить тренировками приходилось Кротову. Ветеран команды Константин Воронин, которого зрители называли просто «Коток», спокойно передал свою капитанскую повязку Николаю. Высокая требовательность, прежде всего, к самому себе, выдержка, справедливость создали Кротову непререкаемый авторитет среди одноклубников.

В 1914 году началась мировая война, и пришлось футболисту стать солдатом. Ушли на фронт многие пареньки из футбольных команд, и увидели их на футбольных полях, только когда обстановка в стране более-менее утряслась.

18-летний прапорщик российской армии Николай Кротов был одним из тех, кто особенно отличился на Юго-Западном фронте. Между прочим, в прапорщики Кротов выбился только лишь благодаря личной храбрости, так как совсем не часто таким, как он, выходцам из бедных семей, давали офицерские погоны. Он был по-мальчишески отважным, смелым, умел повести за собой солдат, зажигать собственным героизмом. Николай, естественно, не был выдающимся стратегом — его взвод решал только локальные задачи. Но судьба даже великих сражений зависит и от отдельных эпизодов. Вот почему, когда взвод Кротова отчаянной атакой выбил врага с высоты, которая уже несколько дней считалась неприступной, юного прапорщика наградили одной из самых почётных наград России — орденом «Анна на шее». Но уже через несколько лет одни лишь неприятности будет приносить Кротову эта заслуженная боевая награда. «Царский орден» — вот что ставилось ему в вину.

Именно из-за этой «Анны» вычеркнута была в одной из инстанций фамилия Кротова из списка первых советских футболистов, которым в 1935 году было присвоено звание «Заслуженный мастер спорта СССР». Правда, позднее, уже после Великой Отечественной войны, в 1947 году Николай Фёдорович всё же получил этот высокий титул, потому что он его действительно заслужил.

По окончании гражданской войны капитан «Штурма» Николай Кротов сумел не только вновь собрать команду, но и пополнить ее состав лучшими игроками города. И в «Штурме», и в сборной Харькова Николай чаще всего брал на себя функции правого защитника. Во всяком случае, во встречах на первенство СССР 1924 года и в следующих международных матчах Кротов уверенно действовал именно в этом амплуа, безупречной игрой заслужив всесоюзное признание. Николай Старостин в воспоминаниях о чемпионате СССР 1924 года писал: «В ансамбле украинцев отлично выступили защитники: высокий Николай Кротов и невысокий, но стремительный Константин Фомин».

И в составе сборной СССР 1925 года Кротов выезжал в Турцию как игрок обороны. Но не было, наверное, в те годы в молодом харьковском футболе более универсального игрока, нежели Кротов. Начинал он в роли левого инсайда, но довольно часто занимал и более ответственное место центрхавбека. А вот в русском хоккее за сборную Харькова он выступал даже как голкипер. Между прочим, и в футбольных воротах Николай тоже играл не раз. Добавим еще, что Кротов был одним из сильнейших легкоатлетов города. Так что, диапазону увлечений спортсмена можно только позавидовать. Впрочем, ничего удивительного в том не было. Как вспоминал Иван Натаров, приятель и одноклубник Николая Федоровича, для него, обычного слесаря, спорт всегда был святым делом. Это он, став капитаном, настоял на том, чтобы ввести негласный закон: любое нарушение спортивного режима наказывалось исключением игрока из коллектива.

А об особенностях игры своих товарищей по «Штурму» сам Николай Федорович рассказывал так:

— «Штурм» был творческим коллективом. Мы всегда искали новое. Например, защитники начали применять точные передачи мяча на небольшое расстояние. И это вызвало удивление у других футболистов и болельщиков. Ведь все привыкли к тому, что защитник должен лишь как можно дальше отбивать мяч. Центр нападения и оба крайних играли впереди, но так же, как и полусредние, после очередной атаки стремительно возвращались в глубину поля. Они старались растянуть защитные силы противника и создать себе плацдарм для последующих действий. Движение крайних, как правило, было диагональным по отношению к воротам противника. В редких случаях крайний нападающий продвигался вдоль черты, чтобы затем передать мяч в центр. Центральный же нападающий часто смещался в обе стороны, чтобы содействовать тому или другому краю.

К сожалению, Николай Кротов рано закончил карьеру футболиста. После исторического турне сборной Харькова по Германии летом 1925 года он окончательно снял футбольные бутсы. В принятии такого непростого решения, наверное, определенную роль сыграли события 1926 года, когда через наскоки пролеткультовцев был прекращен розыгрыш первенства Харькова, когда распался и прекратил свое существование выпестованный им непобедимый.

Николай Кротов неожиданно был выдвинут на должность директора только что построенного стадиона «Металлист». А он ничего не умел делать вполсилы, и полностью погрузился в новое дело.

Правда, закончив играть в большом футболе, Николай, тем не менее, продолжал выступать за футбольную команду ХПЗ до 1933 года. Он же является организатором первой футбольной школы в Харькове в 1934 году. А когда по инициативе доктора В. А. Бляха в городе был основан первый на Украине институт физической культуры, Николай Федорович Кротов и Степан Дмитриевич Романенко стали его первыми преподавателями футбола.

В 1936 году была совершена принципиальная перестройка розыгрыша футбольного чемпионата СССР: первенство начали разыгрывать среди клубов. И молодой харьковский «Спартак» стал одним из участников клубного чемпионата страны в группе «В». Возглавить эту команду было поручено именно Николаю Федоровичу Кротову. Дважды под его руководством — в 1938 и 1941 годах — «Спартак» выступал среди сильнейших команд страны. Правда, последний розыгрыш прервала война, и 43-летний тренер вместе с молодыми игроками пошел в военкомат, просил отправить его на фронт. Но вышло так, что свою лепту в Победу Николай Федорович внес своим «оружием» — во фронтовых госпиталях он при помощи физкультуры ставил на ноги раненых, возвращал их в действующую армию. В дни Сталинградской битвы (ноябрь 1942 — февраль 1943 года) офицер медицинской службы Н. Ф. Кротов был принят в ряды Коммунистической партии.

После войны, сняв воинскую форму, Николай Кротов стал у штурвала ведущего футбольного коллектива Харькова — команды «Локомотив». В дальнейшем почетный железнодорожник Н. Ф. Кротов способствовал развитию и популяризации футбола в трудовых коллективах Южной железной дороги.

Выйдя на пенсию, «дядя Коля» часто посещал матчи харьковского «Авангарда» (с 1967 г. — «Металлиста»), делился воспоминаниями с молодыми поколениями, вел большую общественную работу в различных футбольных организациях Харькова.

Умер Николай Федорович Кротов в 1978 году в Харькове.

Чтя заслуги выдающегося спортсмена, футбольные клубы Южной железной дороги ежегодно в советское время разыгрывали Кубок, посвященный памяти заслуженного мастера спорта СССР Николая Кротова.

200x230
Окраска металлической ограды с предварительной зачисткой и грунтовкой
210 BYN
Уборка мусора, листвы, упавших веток, удаление сорняков, мойка памятника, поливка цветов и других растений
115 BYN
Обновление гравированного портрета на памятнике (он становится ярким, светлым и видимым в дождь)
115 BYN
Обновление гравированного текста на памятнике (до 60 знаков) цветной камень (мрамор или крошка)
230 BYN
Обновление гравированного текста на памятнике (до 60 знаков) черный гранит
115 BYN
Обработка участка от муравьев
35 BYN
Защита вазы из натурального камня на зимний период
60 BYN
Открытие вазы после зимнего периода
35 BYN

Если вам дорога память об этом человеке, вы можете оставить здесь слова памяти

Выберите изображение к словам благодарности (цветок, свеча, венок и пр.)
*
Изменить или уточнить
Все права защищены © 2021 “Проект Помним”